20 Июль 2010 Белоплечий орлан - Haliaeetus pelagicus

Когда едешь в новое для тебя место, стараешься побольше узнать о рельефе, климате, растительности и животном мире будущего района исследования. Так и на этот раз, собираясь в орнитологическую экспедицию в низовья Амура, где прежде никогда не был, я изучил специальные книги и просмотрел орнитологическую коллекцию Зоологического музея МГУ.

Особое внимание обращал на мелких пернатых, с трудом различаемых в природной обстановке. Птицу, которой посвящен этот очерк, я видел в витрине экспозиции музея и был уверен, что узнаю ее, если встречу в природе. Так и случилось. Белоплечего орлана нельзя ни с кем спутать. Чаще всего, как и других хищных птиц, его удается увидеть летящим.

Белоплечий орлан - огромная птица. Неторопливый полет. Широкие крылья с растопыренными, как пальцы, концевыми перьями. Строгая, контрастная окраска: вся птица темная, лишь клиновидный хвост и сгибы крыльев — белые, отсюда и название — белоплечий. В бинокль удалось разглядеть массивный желтый клюв. Было в облике этой птицы что-то величавое, адмиральское.

Живет белоплечии орлан на Камчатке, по всему побережью Охотского моря, а также на севере Сахалина. Далеко в глубь материка орланы не улетают, кормятся у моря и гнезда строят недалеко от берега, чаще всего на огромных деревьях. Однако в нашей стране есть единственное место, где эта птица обитает довольно далеко от моря. Это заповедное озеро Удыль в низовьях Амура.

Ранним августовским утром на песчаных косах посреди озера можно было наблюдать сразу 5—6 птиц. Мы, участники университетской орнитологической экспедиции в низовьях Амура, видели их каждый день, а гнезда найти никак не удавалось. Однажды мы заметили летящего от озера орлана. Было хорошо видно, что в лапах у него огромная рыбина. Полет птицы казался целенаправленным, очевидно, она летела к гнезду. Забравшись с биноклем на ближайший холм, мы начали наблюдать за орланом.

Птица пролетела километра три над лугами и скрылась в лесу. Вероятно, там гнездо. Надо проверить. Разыскать гнездо вызвался студент-практикант. Вернулся он часа через три. Усталый и сердитый, еще бы — походи по кочкам при тридцатиградусной жаре! Но гнездо, построенное на огромной лиственнице, нашел. Залезть туда оказалось очень трудно. В гнезде один птенец (чаще бывает два). Вот и вся информация. Решили идти на следующий день все вместе.

Утром взяли фотоаппараты, инструменты для измерений гнезда. Захватили веревки — могут пригодиться, чтобы забраться на дерево. Из старого, развалившегося баркаса, стоящего на берегу, мы надергали железных костылей, они тоже не помешают, если дерево окажется очень «трудным». Уже издали заметили гнездо — огромное черное пятно на вершине лиственницы. И ствол, и сучья, и кустарники, и трава были белыми от помета — доказательство того, что наверху находится растущий птенец.

На земле под деревом разбросана масса костей крупных рыб, по которым можно было определить, что птенец однажды закусывал щукой, а в другой раз — осетренком.
Ствол лиственницы внизу — в два обхвата, и метров на пять от земли гладкий, без сучков. Березовым поленом забили костыли. Надо сказать, что лазить на деревья своего рода искусство и ему надо учиться. Самым непростым делом оказалось влезть в гнездо.

Ощущение такое, как будто лезешь по ножке огромного гриба и пытаешься снизу попасть на его шляпку. Очень неприятное состояние: половина тела в гнезде, ноги висят в воздухе, а под тобой 20 м высоты и внизу два приятеля, гадающих, упадешь ты или нет. Дальше карабкаться нельзя по двум причинам: во-первых, спугнешь птенца и если он вылетит из гнезда раньше времени, то наверняка погибнет: родители не станут его кормить на земле, да и медведь может придавить. А вторая причина в том, что выбраться из гнезда еще труд нее, чем в него влезть. Будешь сидеть пока не снимут, а такие случаи уже бы вали.

Птенец, ростом почти со взрослую птицу, встретил меня каким-то куриным квохтаньем, хоть и считался птенчиком а клюв ого-го! Да и лапы толщиной почти с мои запястья! Рукопожатия, отменяются. И кольцевать тоже не будем, тем более что утиные кольца — самые крупные у нас — на него явно не налезут.

Я сфотографировал детеныша во всех ракурсах. К сожалению, только ближним планом. Промерил гнездо и слез. Мы двинулись домой. Пройдя с километр, оглянулись. Взрослые птицы, улетевшие при нашем появлении, возвращались к гнезду.

Pages: 1 2