10 Фев 2011 Султанка - Porphyrin porphyria

Кызыл-Агачский заповедник расположен на юго-восточном берегу Каспия. Хотя в Кызыл-Агаче и летом масса птиц, но он был создан именно благодаря колоссальным скоплениям зимующих пернатых.

Выйдя февральским теплым днем из кордона заповедника — маленького домика, одиноко стоящего у чахлой, в несколько деревьев, рощицы дикого граната, можно отправиться к морскому заливу. Это в том случае, если вы хотите посмотреть лебедей, пеликанов, бакланов, фламинго и уток, куликов, чаек. Можно побродить по окрестной полупустыне. Здесь встречаются тысячные стаи кормящихся стрепетов, гусей, в воздухе парят орлы и орланы.

Но так как этот рассказ о султанке, или султанской курице, мы направимся к каналам, прорытым на территории заповедника. Они проведены здесь для регуляции уровня воды в заливах. Их берега поросли кустами ежевики и редкими тополями, а у самой воды высятся желтые, до 5 м высоты, заросли тростника. На этих каналах постоянное изобилие птиц.

Встречаются различные виды уток, на деревьях перезрелыми яблоками сидят кваквы, кочуют ремезы, усатые синицы, изредка на заломах тростника отдыхают малые бакланы. Но я не ошибусь, если скажу, что каналы — это царство пастушковых птиц. Основной вид здесь — лысухи.

Желтый шуршащий тростниковый занавес закрывает водную гладь канала. Поэтому лысух, которые там кормятся, сначала удается услышать, а лишь потом иногда увидеть. Скрытая за тростниками, птица, почувствовав приближение к ней людей, отрывисто и хрипло кричит; потом слышны шлепки по воде: лысуха перед взлетом разбегается метров пять, и, наконец, неуклюжий силуэт ее появляется над береговыми зарослями.

Рядом держатся камышницы, или камышовые курочки. При опасности они также улетают, но разбегаются по воде легче и отрываются от поверхности уже через несколько шагов. Стайки камышниц можно встретить по берегам каналов, издали они действительно похожи на неторопливых миниатюрных кур, греющихся на солнышке и склевывающих что-то, разве что не разгребающих лапами землю.

Но вот мы наконец увидели то, ради чего затевали эту экскурсию. Недалеко от канала на пригорке сидело с десяток султанок. Они грелись под неярким февральским солнцем. Издали птицы казались черными точками. Мы медленно подходили к ним. И по мере приближения султанки превращались из черных в темно-синих, а потом в фиолетовых. Подойдя еще ближе, рассмотрели птиц в бинокли — по телосложению это типичная пастушковая птица, короткохвостая, с непропорционально большими лапами.

Бросается также в глаза красная окраска клюва и ног. Шея и часть груди птицы — голубовато-зеленоватые, брюхо и вся спинная часть тела - фиолетовые. Красивые, броские птицы на разных языках часто называются королевскими, императорскими. Эта же птица, по аналогии, за свою красоту называется султанской. Правда, курицей.

Султанка — самый яркий представитель подотряда пастушковых. Контраст насыщенных зеленовато-синих тонов оперения с красными лапами птицы заставляет вспоминать о тропических птицах. И не удивительно. Ведь территории, занимаемые султанкой в нашей стране от устья Волги до Кызыл-Агача, лишь небольшая часть ее ареала, охватывающего Южную Европу, Африку, Переднюю и Южную Азию, Австралию и Полинезию.

Этот южный вид имеет невысокую численность в пределах нашей страны. Дело в том, что султанская курица сильно страдает в морозные, снежные зимы. Случается в это время гибнет до 90% всех птиц.

Мы были далеко, и султанки почти не обращали на нас внимания. Некоторые из них, бродя по пригорку, что-то склевывали, вероятно, различные семена и корневища растений, ведь они в основном вегетарианцы, хотя изредка поедают насекомых и мелких лягушек. Неожиданно эту идиллию нарушил неизвестно откуда взявшийся шакал. Вероятно, он не имел дурных намерений, пробегая мимо греющихся на солнце птиц. Да и они вели себя спокойно, вплоть до того момента, пока зверь не приблизился на несколько шагов. Тогда птицы начали скрываться в заросли. И через минуту пригорок, который, казалось, был малахитовым, потускнел — все султанки исчезли, лишь по тропе не спеша трусил шакал.

Мы двинулись было дальше, но невольно остановились. Пара усатых синиц деловито теребила сухую метелку тростника, белый пух летел и садился на темную воду канала. Неожиданно совсем рядом из зарослей высунулась голова султанки с красным клювом и красной бляшкой на лбу. Через секунду показалась вся птица. Мы замерли. Султанская курица явно нас не замечала. Она медленно двигалась, подергивая головой и хвостом, внимательно разглядывая, видимо, с чисто гастрономическими целями стебли тростника и постепенно приближалась к нам.

Таким образом она подошла совсем вплотную и уставилась на наши сапоги. Наконец медленно подняла голову хрипло застонала и взметнулась вверх. Перед нами мелькнули ярко-красные ноги султанки с прилипшими к ним травинками. Летела птица медленно свесив длинные лапы, и скоро бухнулась в тростники.

Через несколько дней мы покидали этот удивительный край. Пройдет еще несколько месяцев, постепенно станет убывать население Кызыл-Агачского заповедника, потянутся на север, к местам своих гнездовий утки, гуси, кулики и другие птицы. Незаметно исчезнут лысухи, камышницы, пастушки и погоныши. Они улетят, а большей частью уйдут пешком на север к родным лугам и болотам.

Лишь султанкам некуда торопиться — они всю жизнь проводят на юге, на прикаспийских равнинах. Здесь, они зимуют, здесь же и выводят птенцов. Гнездится султанка отдельными парами по густым труднопроходимым залитым водой зарослям тростника. Небольшое, но глубокое гнездо располагается на кочке. Оно построено из прошлогодних листьев тростника и хорошо замаскировано. Кладка, которую можно найти с апреля, состоит из 4—7 кремово-охристых, с коричневыми пятнами яиц.

Кладку насиживают поочередно оба родителя. Птенцы появляются на свет черные как угольки. Они с первых дней жизни вполне самостоятельны, кормятся вместе с родителями в тростниковых зарослях. Однако вечером возвращаются к гнезду.

Осенью подросшие молодые птицы, сменившие уже свой птенцовый наряд на взрослое зеленовато-голубое оперение, будут впервые в жизни встречать своих далеких родственников, прилетающих и приходящих к берегам Каспия на зимовку.