07 Апр 2010 Постройки “садовников” и других птиц

Один из вариантов их токовых беседок характерен для скромно окрашенного величиной с дрозда полосатого садовника (Amblyornis subalaris).

К периоду спаривания самец сплетает из тонких веточек у стволика какого-либо маленького деревца купол высотой 60—90 см. С передней, открытой стороны шалаша у ствола уложен толстый слой зеленого мха, на фоне которого ярко выделяется красочная мозаика искусно подобранных «экспонатов».

Вокруг выставки под защищающей от дождя крышей оставлен круговой коридор, а перед широким входом расположен открытый садик, усыпанный цветками и огороженный заборчиком, богато украшенным желтыми и красными плодами. Действительно, трудно даже предположить, что конструктором такого удивительного, сложного и прекрасного сооружения может быть не человек.

Не менее удивительную и, пожалуй, еще более трудоемкую конструкцию для своего токового танца мастерит золотой шалашник (Prionodura newtonianа). Большую часть года возится он с ней, пока не воздвигнет вокруг двух тонких стволиков высокие колючие башни из хвороста (одна 2 м в высоту, вторая — 2,7 м).

Почти метровый промежуток между башнями птица украшает белыми цветками и прочими светлыми частями растений, превращая его в высокую танцплощадку. В радиусе 2—3 м еще до пяти молоденьких деревцев одеты в полуметровый хворостяной убор. И всю эту колоссальную работу выполняет одна птица величиной с дрозда!

О шалашниках можно было бы рассказать еще множество невероятных историй. Они ведь единственные художники в мире животных, а их постройки для совершения брачных церемоний представляют исключительное явление. Впрочем, шалашники не совсем одиноки в этом отношении; еще для нескольких птиц характерны конструкции подобного рода, но они несравненно более низкого уровня по мастерству.

Так, африканский ткач-лирохвост (Drepanoplecles jacksoni) из семейства ткачиков исполняет выразительный брачный танец на площадке, в центре которой находится пучок травы, согнутый набок наподобие шалашика.

Большая птица-лира (Menura novae hollandia) сгребает в кустах кучу растительного хлама. Сцену свою она не украшает, а танцует на ней, прикрывшись серебристо-белым покрывалом роскошного хвоста.