15 Июнь 2010 Розовый и Кудрявый пеликаны


Розовый пеликан - Pelecanus onocrotalus.


Кудрявый пеликан - Pelecanus crispus

По-казахски «Балхаш» означает «вытянутый». С запада на восток озеро протянулось на 600 км.

Это скорее море, чем озеро. В средней части Балхаш разделен узким проливом надвое: западная половина озера — пресная, восточная — соленая. Барханы пустыни подступают прямо к его обрывистым северным берегам и пологим южным. На высоких берегах ни деревца, ни кустика, а в мелководье — заросли камыша.

…Утлая плоскодонка из железного листа пронизывает камыш, словно шило. Он шелестит по деревянным планкам бортов и уступает дорогу. Я сижу на дне лодки, держу ружье, а Иван, стоя, орудует шестом.

Я думаю о том, как он находит путь в этих однообразных, бескрайних просторах. Здесь куда легче заблудиться, чем в лесу. Там есть просеки, какие-никакие тропы, а тут все одинаково - на десятки верст камыш, камыш и камыш… Собственно это не камыш, а тростник. Но тут его называют камышом.

Как бы отвечая на мои раздумья, Иван говорит:
— Надо бы нам по другой тропе пройти. Воду сдуло, сейчас меляк будет.
Оказывается, и здесь есть свои тропы.
— Как вы находите дорогу? — спрашиваю я Ивана.
— Понятное дело, — отвечает он,— непривычный человек на шесте далеко не пойдет. Ему надо заламывать камыш на тропе. А мы с детства на шесте. Выросли в камыше, можно сказать.
Камыш становится таким густым, что кажется, дальше пути нет. Но Иван вдруг говорит:
— Прибыли.

Мы ступаем на песок и обходим маленький островок, выбирая место для палатки с хорошим обзором. С одной стороны островка открытая вода, «озеро», как говорит Иван.
— Стало быть завтра в полдень заеду, — прощается он со мной. — Смотри с кабаном-то… Если что, на звук не стреляй, а то худо будет.

Кабан мне не нужен. Я приехал собирать птиц для музея. Ставлю свою легкую пятнистую (для маскировки) палатку, залезаю в нее и забираюсь в спальный мешок. Сегодня коллектировать не буду, шкурки с птиц надо снимать сразу, а скоро станет темнеть. Да и распугивать птиц не хочется…

Неподвижно лежа на животе, я выглядываю из палатки. Вскоре встревоженные нашим приездом обитатели островка успокоились, и их жизнь пошла обычным чередом. (В наблюдении за этой жизнью заключается одна из самых больших радостей нашей работы.)

Первым появился фазан. Он вышел на кормежку из камыша и направился прямо к моей палатке. Яркий только что вылинявший, он гордо несет свою переливающуюся бронзово-зеленым и сине-фиолетовым цветом голову, время от времени озираясь по сторонам, выпячивая медно-красную грудь и поводя золотистым, с черными полосами хвостом.

Pages: 1 2 3